Анатолий Сердюк 0 79

«Спасти дерево так же важно, как спасти тигра». Директор Ботанического сада – о саммите, правосудии и исчезающей науке

Весна в крае понемногу вступает в свои права, и самым оживленным местом для тысяч владивостокцев становится Ботанический

Фото: Анатолий Сердюк

Владивосток, 22 мая – АиФ-Приморье. Здесь кипят ярмарки и готовят прием крупной иностранной делегации, отсюда презентуют единственный в России англоязычный научный журнал в области ботаники и развозят во все уголки Владивостока сотни магнолий.

Об этом и многом другом корр . «АиФ - Приморья» беседует с директором Владивостокского ботанического сада Павлом КРЕСТОВЫМ.

Досье
Павел Крестов родился в 1967 г. в пос. Озерпах, на берегу Амурского лимана. В 1991 г. окончил биолого-почвенный факультет ДВГУ. Работал и учился в Университете Британской Колумбии (пост-докторский курс), в 2005-2006 гг. - в Токийском аграрном университете. Доктор биологических наук. Женат, воспитывает двух детей.

- Еще два года назад Ботанический сад оказался в эпицентре скандала, и о такой активной жизни не могло быть и речи. Что изменилось с тех пор?

- Действительно, в 2010-м стройка саммита прошла по саду экскаваторами. Вы об этом писали, и мы, признаемся, очень ценим такую поддержку. Было много проблем и помимо этого, но в целом мы справились с ситуацией, и критический момент пройден. Теперь мы, коллектив ботанического сада, перестали чувствовать себя в одной петле, а стали ощущать, что работаем в одной упряжке.

- На ваш взгляд, по какой причине в судах были проиграны все иски к строителям?

- На тот момент у нас элементарно не было всех документов на землю. Всё привели в порядок только после проигранных судов. Суд - это ведь состязательность, и без документов ни один юрист не в силах его выиграть. Но не всё так плохо и односторонне. К примеру, Росприроднадзор, который подал иск параллельно, выиграл иск к компании на 2,5 млн. руб. Ну а мы вместе с жителями города посадили кедры на этих вырубках, и сейчас они благополучно подрастают.

- Эти события заставили задуматься, что означает маленький сад для экологии города?

- Сад - большой, и значит он много. Для горожан в их ограниченном пространстве это единственное место, где можно побыть наедине с природой. Только прогулка по лесу займет до трёх часов! Это 170 гектаров леса, и, пожалуй, Владивосток - один из немногих городов мира и единственный в России, где есть такой островок уникального реликтового леса. У сада много аспектов деятельности, начиная с научной работы и селекции и заканчивая ландшафтным дизайном. Но важнейшая из задач - экологическое просвещение. Уверен: спасти дерево не менее важно, чем спасти тигра и леопарда. Отношение к этому воспитывается с детства. Можно установить ограду и охрану, но это не поможет. То, что стройка коснулась этой земли, говорит, что вели ее люди, которых с детства эта культура не коснулась.

Город-сад

- Сейчас повсюду идет работа по озеленению. Вы участвуете в этом?

- Во Владивостоке вместе с банком «Приморье» высаживаем магнолии, и скоро результаты этого труда будут заметны. Думаю, никто этого не делает и не делал. А 15-20 мая (после выхода газеты - прим. авт.) к нам приезжает делегация из Японии, почти 50 человек, и нами впервые во Владивостоке будет посажена аллея сакуры. Прямо на территории сада, потому, что сакура капризна и за ней нужен профессиональный присмотр.

- А правы ли те, кто называет Ботанический сад легкими города?

- Сад вместе с лесной зоной водохранилищ Богатинского и Седанкинского - огромный массив. Вся эта прироохранная зона - для города настоящее спасение. В любом другом крупном центре России влияние городской среды ощущается очень сильно, а во Владивостоке дышится легко. Кстати, у нас около 4 тысяч видов растений, которые не относятся к приморской флоре. Для Дальнего Востока это собрание уникально. А еще он уникален количеством магнолий. У нас собрано 14 их видов, и это редкость. Также у нас самая богатая коллекция рододендронов и оранжерея, единственная в ДВФО.

- Наверняка саммит стал удачным поводом для продвижения вашего детища…

- Увы, деньги оказались инвестированы в муниципалитеты, и до распределения денег мы не успели подготовить пакеты предложений. Поэтому ни копейки от саммита нам не досталось, а сверху никто на нас внимания не обратил.

Фото: Анатолий Сердюк

- Ваша зависимость от академии наук помогает или мешает?

- Академия - инициатор всего, что построено в ботаническом саду. Мы действительно зависим от академии, и зависимость эта - сродни материнской. А мам, как известно, плохих не бывает. Проблемы с приоритетами: сейчас в науке имеются приоритетные направления и, соответственно, второстепенные. В академии таким менее значимым направлением сейчас, увы, признана классическая биология. Здесь уже всё обращается в проблемы отцов и детей, причем классическая биология - отец по отношению к нанотехнологиям. В масштабах нашего отделения проблема приоритетности - это бич. Это значит остаться без финансирования. Поэтому мы сейчас с некоторой даже завистью смотрим на мировую науку, где исследования в областях классической биологии очень хорошо финансируются. Ну и по-отцовски (пока безуспешно) пытаемся учить разуму наших деток.

Выносливы, как природа

- Сравниться с японцами в оснащении оранжерей мы не можем. А за счет чего наши ученые добиваются результатов?

- Благодаря сообществу единомышленников. За считанные годы мы усилили научную составляющую. Сотрудничаем с зарубежными коллегами, при этом берем на себя сбор научного материала и обобщения результатов, а аналитику оставляем им. Уровень нашей теоретической подготовленности высок, даже несмотря на отсутствие технической базы. За последние два года в саду созданы три новых лаборатории, оснащенных современным оборудованием, с нуля. Это микроскопная лаборатория, лаборатория криптогамной биоты (это мхи и лишайники, которые размножаются спорами) и лаборатория биотехнологии растений. В планах - создание центра по исследованию экосистем.

- А мы можем похвастаться своими научными школами?

- Думаю, что такая появится в ближайшее время. Наши ученые прогрессируют, публикуются и вовлекают в науку молодежь. Кстати, на новый уровень вышел наш журнал «Botanica Pacifica». С первого номера он получил хорошие отзывы российских и мировых специалистов. И мы искренне хотим занять свое место в мировой науке.

- Кстати, лично в вашей работе - больше от науки или администрирования?

- В нашей, научной, да и ненаучной тоже среде в последние годы процветает иждивенчество. Сидит человек и ждет подачки. Дайте нам - это девиз. Руководителю приходится быть и диктатором, и демократом, и психологом, и психиатром. Это очень непросто. Но я справляюсь.

Последние из ботаников?

- Определенную категорию студентов принято называть «ботаниками». В вашей группе много парней училось?

- Группа была уникальной - 12 человек. Как минимум 10 из них работают по специальности, по всему миру. Учились в лихие 90-е, когда есть было нечего и работать негде. И только благодаря целеустремленности стали личностями. Сам был лаборантом и работал на двух работах. Причем кандидатскую диссертацию писал, работая в кочегарке. Чем хороша ботаника - базовыми знаниями. А сейчас эти упреки принимать некому - в ДВФУ учится последняя девушка, которая получит специальность ботаника.

- Вам импонирует японский синтоизм и буддизм, в японском же варианте. А сами какие табу и запреты исповедуете?

- Я действительно много путешествую и видел религии в разных проявлениях. Религиозным человеком назвать себя не могу, но японский вариант буддизма мне ближе всего. Это очень практичное учение, позволяющее узнать цену того мира, который нас окружает. Например, мне страшно представить себя оскорбляющим кого-либо. Ни одного человека и никаким образом. У человека должно быть что-то еще, кроме имиджа, званий, чинов и даже седин, и это нужно уважать. И еще у меня есть любимый термин, его придумал чешский ученый Ян Коменский - природосообразность. Этакое такое мерило ценностей. На него и делаю ставку.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Где стрелять дороже?
  2. Мамины деньги пойдут в тираж
  3. Защититься от разгула стихии
  4. Ничьи стены краевого центра
  5. Сытые копытные, и тигр не голодает
  6. Куда направит терапевт?

Уже взяли дальневосточный гектар в Приморье?