Виктор Булавинцев 0 69

Сотрудник краевой колонии строго режима осуждён за хищение имущества «зоны»

На суде защита уверяла, что офицер не виноват

На лошади из тюремных просторов тяжёлую технику не вывезешь.
На лошади из тюремных просторов тяжёлую технику не вывезешь. © / АиФ

Суд приговорил офицера к 2,5 годам лишения свободы общего режима.

Как уточнял официальный сайт регионального управления Следственного комитета, речь шла о сотруднике ФБУ ИК-22 ГУФСИН, он признан виновным в мошенничестве. Следствием и судом установлено, что подсудимый с января по апрель 2015 года, используя свое служебное положение, обманным путём похитил имущество, принадлежащее исправительному учреждению. Он привлёк неосведомлённых о его преступных намерениях лиц, которые разобрали на части бульдозер и экскаватор. В дальнейшем разобранные транспортные средства вывезли и сдали в пункт приёма металла. Вырученными после реализации деньгами в размере свыше 300 тыс. рублей подсудимый распорядился по своему усмотрению. Преступление выявлено сотрудниками управления ФСБ.

Без отрыва от службы

Чтобы было понятнее, ИК-22 - колония в посёлке Волчанец Партизанского района. В ней служил и проживал с супругой и тремя детьми осуждённый офицер Муртазо Сафаров. Прямо на территории ИК-22 возле общежития у него был построен свой дом, на выделенном ему для этой цели участке. Так и жил Сафаров - без отрыва от места службы и своих должностных обязанностей начальника отдела безопасности колонии.

До тех пор, пока вдруг руководство колонии не спохватилось, что при проверке не смогли нигде найти двух единиц техники, бульдозера Т-130 и экскаватора ЭО-4121. Опять же, для понимания: экскаватор на гусеничном ходу, с ковшом от 0,65 до 1,5 кубометра, весом без малого 25 тонн, и бульдозер ему под стать, весом 14 тонн. Их, прямо скажем, трудновато вытащить за пределы охраняемого периметра строгорежимной «зоны»… Но Сафаров, по версии обвинения, сумел это сделать!

Как сочло следствие, с выводами которого согласился суд, бульдозер с экскаватором разрезали на куски с помощью бензореза, после чего образовавшуюся груду металлолома в три приема вывезли из колонии на грузовике «Хино». В первый раз, 15 января 2015 года, 9 тонн, затем, второй ходкой, 24 февраля - 10 тонн, и, наконец, самую крупную партию в 15 тонн вывезли 13 апреля. Каждый раз - прямиком в город Находку, на пункт приёма металлолома. Выручил за эти три партии обломков строительной техники времён СССР, соответственно 63, 77 и 107 тысяч рублей с мелочью - по версии предварительного обвинения, хотя по ходу следствия и суда сумма, очевидно, выросла.

Защита, естественно, уверяла, что офицер Сафаров ничего подобного не совершал, а эти самые бульдозер с экскаватором давно вывезли за пределы ИК-22, использовались они на кирпичном заводе ещё несколько лет назад, да там и сгинули безвестно. И что данный прискорбный факт никого не беспокоил до тех пор, пока при проведении инвентаризации в 2015 году не выявили недостачу материальных ценностей у ответственного лица, которым был не осуждённый Сафаров, а совсем другой сотрудник ИК-22.

После этого в ГУФСИН по ПК провели служебную проверку, материалы которой передали прокуратуре по надзору за соблюдением законности в местах лишения свободы. А оттуда - в СКР по ПК, где и тронулась машина следствия, в шестерёнки которой «зажевало» Сафарова…

Что за высокими заборами?

Не пытаясь оспаривать судебный вердикт, беря на себя функции защиты осуждённого и не ставя под сомнение компетентность следствия, мы имеем всё же неразрешённые вопросы. Каким образом на тщательно охраняемой территории исправительного учреждения со строгим режимом стало возможным организовать несанкционированные работы по резке на металлолом двух достаточно крупных экземпляров строительной техники?! И ещё: как стало возможным, опять же, несанкционированно вывезти за территорию «зоны» три грузовика с «левым» металлоломом, в который превратились бульдозер с экскаватором?!

Ведь если все эти действия сумел в одиночку организовать лишь один сотрудник ИК-22, а выявили это лишь спустя несколько месяцев после указанных событий, то чего на самом деле стоит вся организация службы и охраны данного учреждения? На фоне других дел, с фигурирующими в них сотрудниками ГУФСИН по ПК по фактам грубейших нарушений законности в учреждениях пенитенциарной системы и условий содержания осуждённых, где фигурируют запрещённые предметы от мобильных телефонов и наличных денег, до банковских карт и тяжёлых наркотиков, невольно задумаешься. А сколько бульдозеров с экскаваторами требуется, чтобы докопаться до сути происходящего за высокими заборами и железными дверями колоний и изоляторов Приморского края, сколько всего можно туда и оттуда внести и вынести, если даже многотонные грузовики проходят незамеченными…

КСТАТИ

С осуждёнными, состоящими на учёте в уголовно-исполнительной инспекции по Пожарскому району, психолог уголовно-исполнительной инспекции и настоятель храма Божьей Матери Скоропослушницы отец Сергий провели мероприятие по формированию законопослушного поведения, жизненных целей и ценностей с осужденными без лишения свободы, сообщили в пресс-службе ГУФСИН РФ по Приморскому краю. Создав доверительную атмосферу, они беседовали о главной цели духовной жизни с осуждёнными в групповой и в индивидуальной форме. Слушатели размышляли о понятиях нравственности и морали, семейных и духовных ценностях, значимости их личного вклада в судьбу будущего поколения и общества в целом.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Почему в приморской тайге расцвели весенние цветы в ноябре?
  2. Что такое всероссийские проверочные работы и зачем они нужны дошкольникам?
  3. Что с проектом по расчистке пограничной реки между Китаем и Россией?
  4. Какие такие трилобиты появились в Приморском океанариуме?
  5. Есть ли управа на сельских дебоширов?
  6. Как приморцам отправиться на ёлку в Москву?
Самое интересное в регионах

Какую развлекательную площадку в День России вы планируете посетить?